Фаэтон

Трагедия «Фаэтон» была создана, как теперь считается, в последний период творчества Еврипида, примерно в 420 г. до н. э. Она была знаменита в античности, но, тем не менее, разделила печальную судьбу многих шедевров того времени.
По сравнению с другими погибшими произведениями Еврипида «Фаэтону» повезло. Codex Claromontanus (VI век н. э.), содержащий послания Апостола Павла, утратил когда-то, в Средние века, две страницы. Человек, чинивший книгу, вырвал две страницы из имевшейся у него рукописи «Фаэтона», попытался стереть еврипидовский текст, подрезал страницы под необходимый размер, вставил их в кодекс и написал на них недостающий текст из «Первого послания к Коринфянам». Этому варварскому поступку мы обязаны сохранением двух существенных отрывков трагедии, в особенности великолепного хора, так восхитившего в своё время Гёте. Рукопись «Фаэтона», пожертвовавшая двумя страницами, до нас не дошла.
В 1907 г. был найдён папирус III века до н. э., содержащий почти полный текст парода трагедии. Это позволило заполнить лакуны в уже известном тексте. Кроме того, имеется несколько небольших цитат в произведениях классиков, например, Страбона и Плутарха.
В общей сложности сохранилось 327 строк, многие из которых неполны. Для сравнения: «Медея» содержит 1419 строк, «Ифигения в Авлиде» — 1629. Наверное, до нас дошла примерно 1/4 текста или даже меньше.
При работе над реконструкцией «Фаэтона» я почти во всём следовал рекомендациям Джеймса Диггла в его классическом издании: James Diggle. Euripides. Phaethon. Vol. 12, Cambridge Classical Texts and Commentaries. Cambridge: Cambridge University Press, 2004. Значение этого издания трудно переоценить. Диггл тщательно проверил и восстановил весь сохранившийся древнегреческий текст. Он также исправил ошибки своих предшественников и высказал множество предположений о реконструкции мелких фрагментов текста. Кроме того, Диггл наметил общее развитие сюжета трагедии.
Другое ценнейшее издание «Фаэтона», на древнегреческом и английском, содержится в двухтомнике «Фрагментарные пьесы Еврипида»: Euripides. «Phaethon.» In Selected Fragmentary Plays, 195–239. Oxford: Aris & Phillips (Oxbow Books), 2009. Им я тоже постоянно пользовался.
Первая попытка реконструкции «Фаэтона» была сделана Гёте в 1823 году. Гёте перевёл известный в то время древнегреческий текст на немецкий язык и добавил в прозе объяснение структуры трагедии, описание характеров и проч.
Попытку полной реконструкции «Фаэтона» на английском языке, с воззозданием несохранившегося материала, предпринял Алистер Эллиот: Euripides. Phaethon. A Reconstruction by Alistair Elliot. London: Oberon Books, 2008.
Насколько мне известно, реконструкция «Фаэтона» на русском языке теперь предпринята впервые. Мне было трудно примириться с утратой этого произведения и хотелось попытаться восстановить его. Моим первоначальным намерением было перевести версию Эллиота с английского языка. Я позвонил ему в Англию и попросил разрешения выполнить перевод. К сожалению, этот господин сначала не понял, зачем мне надо переводить Еврипида без гонорара, а потом потребовал денежного вознаграждения за своё разрешение. После этого неприятного разговора я решил создать свою собственную реконструкцию. Я не буду высказывать своё мнение о работе Эллиота, потому что это было бы неэтичным в устах «конкурента». Скажу только, что русская версия очень сильно отличается от английской.
Я перевёл весь сохранившийся древнегреческий текст. Общие принципы изложены в предисловии к моему переводу «Алкесты». Фрагменты, фразы и слова, принадлежащие Еврипиду, помечены звёздочками (*) в начале и в конце. Таким образом, читателю всегда будет ясно, где подлинник, а где реконструкция. Правда, нужно помнить о том, что многие слова оригинала восстановлены условно. Тех, кто желает ознакомиться с текстологическими проблемами «Фаэтона», я отсылаю к изданию Диггла.
Для описания полёта Фаэтона в колеснице я заимствовал некоторые элементы из «Метаморфоз» Овидия (II.1-328), который был, несомненно, хорошо знаком с шедевром Еврипида. Диггл рассматривает вопрос влияния Еврипида на Овидия подробно.
Конечно, я не могу претендовать на соавторство с Еврипидом. Работая над «Фаэтоном», я старался представлять себе, что передо мной лежит невидимый оригинал, никогда не забывая об особенностях стиля Еврипида, о его манере. Какие-то элементы моей собственной поэзии отразились в данной реконструкции. Это неизбежно и, может быть, не так уж плохо. Если «Фаэтон» даст читателю хотя бы отдалённое представление о прекрасном утраченном оригинале, я буду считать свою цель достигнутой.

В данное время существует лишь версия без комментариев.

 

PHAETHON, without notes